• Версия для печати
  •               Просмотров 536 Добавить в избраное

Елизавета Фокина. Интервью накануне открытия IV Фестиваля исторических садов

Елизавета Фокина. Интервью накануне открытия IV Фестиваля исторических садов
02.09.2021

С 4 по 12 сентября пройде IV Фестиваль исторических садов в «Царицыне». На вопросы Gardener.ru ответила генеральный директор музея-заповедника Елизавета Фокина.

 


 

С 4 по 12 сентября пройде IV Фестиваль исторических садов в «Царицыне». На вопросы Gardener.ru ответила генеральный директор музея-заповедника Елизавета Фокина.

 

— Царицынский парк — один из немногих сохранившихся пейзажных парков XVIII века в Москве. Но не все знают его историю.

 

— История царицынского парка началась задолго до XVIII века. Если не брать в расчет тот факт, что земли, на которых стоит музей, были обитаемы за тысячи лет до покупки их Екатериной II, то первые осмысленные земельные работы здесь начались в конце XVII века при князе Василии Голицыне. Тогда это было сельцо Черная Грязь. Обустраиваясь на новом месте, Голицын разбил здесь большой фруктовый сад. Следующим владельцем Черной Грязи был молдавский господарь и друг Петра I Дмитрий Кантемир. Он был первым, кто попытался превратить местность именно в парк: перед жилыми постройками организовал цветочные партеры, повсюду проложил прямые аллеи. К моменту покупки этих земель императрицей здесь были целых три сада: два плодовых и один регулярный, совмещенный с оранжереями. На Верхнем Царицынский пруду был насыпной остров, который можно увидеть и сейчас — мы называем его Круглым, или «островом-брокколи», потому что буйно разросшиеся на нем ивы очертаниями напоминают соцветия капусты.

 

— Что кроме острова сохранилось с тех времен?

 

— Земляная пирамида — редкий для России памятник ландшафтной архитектуры эпохи барокко. Точное время ее создания неизвестно, но судя по старинным планам, она была сооружена Кантемирах после 1766 года. Земляные амфитеатры, как вариант паркового театра под открытом небом, в XVIII веке были популярны. Обычно площадка амфитеатра служила для инсценировок, но в тех случаях, когда амфитеатр устраивался близ прудов, как в Царицыне, он становился бельведером для наблюдения за картинами природы или разыгрывавшимися водными феериями. Согласно плану, составленному сразу после покупки имения Екатериной II в 1775 году, полукруглая пирамида имела четыре террасы, обсаженные по краю деревьями. Наверху земляной пирамиды стояла прямоугольная в плане деревянная беседка, в которой во время пребывания Екатерины II в Царицыне в 1775 проходили заседания Совета при Высочайшем дворе. Впоследствии на ее месте был построен Малый дворец. На планах конца XVIII века планировка пирамиды еще сохранялась, но на планах начала XIX века террас уже не было. Сегодня склон покрыт растительностью, но террасы четко видны. Они были восстановлены в ходе работ по благоустройству в 2005-2007 годах, когда пирамида была открыта от позднейших наслоений. Лучше всего она видна зимой, а в остальные сезоны скрыта листвой.

 

— Как менялся парк после покупки земли Екатериной II?

 

— В отличие от предшественников, императрица действовала решительно — ей нужна была новая подмосковная резиденция. Одновременно со строительством дворцов, она запланировала и создание обширного парка в модном тогда английском стиле. У первого и главного архитектора Царицына Василия Баженова были свои представления о том, как должен выглядеть этот новый парк. Однако с самого начала императрица была уверена в необходимости перепоручить работу профессиональному садовнику. В 1784 году из Англии прибыл Фрэнсис Рид. Именно при нем были намечены оформление береговых линий, перепланировка местности и ее озеленение. К началу 1790-х годов задуманный облик парка в общих чертах уже сложился. Рид окружил парк забором, укрепил берега царицынских прудов, проложил прогулочные дорожки. После смерти Екатерины II в 1796 году одновременно с прекращением строительства на несколько лет без должного ухода остался и парк. Но уже в 1803 году решением императора Александра I царицынский парк был открыт для публики. Благоустройством занимались архитектор Иван Еготов и садовник Карл Унгебауэр. За последующие десять лет парк расчистили, восстановили обрушившиеся и соорудили новые плотины, обустроили берега ставших вновь полноводными прудов. В парке появилось павильоны, беседки, мостики, гроты, искусственные руины. Все это делалось по канонам английского парка: каждое строение тщательно и продуманно вписывалось в рельеф местности, сочеталось с зелеными рощами и лужайками. Именно тогда окончательно сложились те видовые точки, которыми мы так гордимся теперь.

 

— И они смогли сохраниться несмотря на то, что все советское время парк был заброшен?

 

— Царицынский парк никогда не был заброшен. Здесь во все времена жили люди и по мере сил облагораживали земли вокруг. В конце XIX века в Царицыне возник большой дачный поселок — и просуществовал до самой революции. В поселке был летний сад, которым заведовал обрусевший немец Бальтазар Диппман. В саду были театр, ресторан, сцена для оркестрантов. Позднее, когда в Хлебном доме появились коммунальные квартиры, в парке появились первые площадки для занятий спортом — в частности, для игры волейбол. Они и сейчас находятся в парке — на тех самых местах, которым им определились жители Царицына больше полувека назад.

 

— Как сейчас решаются вопросы поддержания парка и ухода за ним?

 

— Мы тесно сотрудничаем с Институтом экологического проектирования и изысканий, который уже провел ряд исследований, необходимых для комплексного развития и поддержания парка в целом. К примеру, была проведена инвентаризации биологического разнообразия, включая редкие и охраняемые виды растений и животных. Для нас это важнейший пункт. Ведь мы помимо прочего еще и заповедник, в котором обитают краснокнижные птицы и звери и растут редкие для города растения. При этом Царицыно — старый парк, и особое наше внимание приковано к старовозрастным деревьям. Мы следим за их состоянием и следим, чтобы они были здоровы.

 

— Какие ландшафтные реставрационные работы запланированы на ближайшее будущее?

 

— Прямо сейчас у нас на кону два больших проекта. Один из них связан с созданием пейзажно-лугового парка вокруг Нижнего Царицынского пруда — нашей самой заповедной территории. Мы хотим создать парк принципиально нового для Москвы типа: сохранить все биологические разнообразие, по которому чудом не прошлась катком урбанизация, и сделать так, чтобы люди могли этим богатством любоваться, не причиняя неудобств животным, которые там обитают. На Нижнем пруду летом гнездятся белолобые гуси, большие поганки, речные крачки — птицы, которых в Москве очень мало. Там же можно встретить ондатр и ласок, увидеть в небе канюков и пустельг. В естественной заводи — целые заросли рогоза и камыша.

Второй проект, к которому мы планируем подступиться в ближайшее время — это восстановление исторического пейзажного вида от павильона «Миловида». Известно, что Фрэнсис Рид запланировал в парке своеобразные «окна», «точки раскрытия»: когда гуляющие гости вдруг останавливались в определенной точке и любовались внезапно распахнувшейся перед ними картиной, созданной будто самой природой. Большинство «окон» в Царицыне сохранились, но к нашему времени в значительной степени заросли. Наша задача — очистить их от всего лишнего, но сделать это без ущерба для ландшафта и природного сообщества. Это большая работа, но мы твердо намерены ее осуществить.

 

 — Расскажите о Фестивале исторических садов? Как вообще появилась эта идея?

 

— Мы придумали фестиваль четыре года назад, когда окончательно определились с концепцией развития музея. Нам кажется важным рассказывать об истории пейзажного парка, объяснить нашим гостям некоторых ландшафтных решений: почему павильон «Нерастанкино» построен именно на это склоне, а не на том, и так далее. Первый фестиваль мы посвятили садам разных эпох — от Средневековья до современности. На второй год пригласили участвовать музей-заповедник «Ясная Поляна», и это оказалось настолько интересным опытом, что, начиная с прошлого года, не самого веселого в планах проведения фестивалей, с нами работают коллеги из разных заповедников. В этом году, к примеру, в фестивале принимают участие Царское Село, Архангельское, Мелихово, Остафьево, Куликово поле, Богородицкий музей-дворец и парк, Владимиро-Суздальский музей-заповедник и дом-музей Исаака Левитана в Плесе. Важно сказать, что в основе фестиваля — выставка ландшафтных композиций, созданных дизайнерами на заданную тему. То есть мы не воссоздаем кусочек Мелихова в Царицыне, но готовим композицию, рассказывающую о витражах во флигеле, в котором Антон Чехов писал «Чайку». И так с каждой из 12 парковых композиций.

 

— Что еще кроме фестиваля проходит в парке?

 

— Мы в Царицыне относимся к парку как к музею. Все видовые точки, заложенные ландшафтными дизайнерами, мы показываем, как экспонаты, объясняя их ценность и значимость для будущих поколений. На основе архивных записей мы восстановили два исторических прогулочных маршрута по парку — Утреннюю и Береговую дорожки. По каждому из них записали мобильные аудиогиды, которые оказались очень востребованы у гостей парка: за последний год их прослушивали более 150 тысяч человек. Возможно, этому способствовала пандемия, а возможно, у людей просто появился спрос на индивидуальные экскурсии.

Парк для нас — это еще и альтернативное пространство для выставок. Некоторые проекты музея получают естественное продолжение под открытом небом. Прямо сейчас в парке расположена ландшафтная экспозиция IV Триеннале текстильного искусства и современного гобелена — 12 арт-объектов расположены у Большого дворца, в историческом овраге у Хлебного дома, в парковых павильонах «Миловида» и «Нерастанкино», на Гротесковом мосту и просто среди деревьев, в чаще парка. Раз в год в рамках Фестиваля исторических садов мы проводим Керамический пикник — однодневную выставку-фестиваль, на которой художники-керамисты сами показывают свои работы и рассказывают о них гостям. В этом году на пикнике пройдет персональная выставка Виктора Решетникова — прекрасного московского художника, чьи работы прекрасно смотрятся на открытом пространстве. На наш взгляд, именно такие проекты делают жизнь пейзажного парка богаче и интересней. Ведь в конечном итоге столетия назад парк создавался именно с целью доставлять эстетическое удовольствие и радость от прогулок.

 

Каким парк в Царицыне видится вам в будущем?

 

— В целом, я довольна тем, как наш парк выглядит сейчас, и все, что в нем происходит, лично мне очень интересно. И не только мне! Как показывает аналитика, ежегодно в парк приходят более 6 миллионов человек. Мы планомерно движемся по графику, выполняем все необходимые сезонные работы, ставим перед собой цели и достигаем их в намеченные сроки. Очень хочется, чтобы пространство и парка, и музея было комфортным для всех наших гостей без исключения: чтобы по парковым аллеям без проблем могли проехать люди на колясках, гулять пожилые люди, бегать малыши. Мы делаем для этого все возможное — и кажется, у нас все получается.

 


 


       


Смотрите также

Найджел Даннетт: Природные посадки, биоразнообразие и экодизайн в большом городе 10 апреля 2019 года

Недавно, по приглашению оргкомитета фестиваля "Сады и Люди", Москву посетил Найджел Даннетт (Nigel Dunnett) – профессор Университета Шеффилда, эколог, ботаник, ди ...