• Версия для печати
  •               Просмотров 757 Добавить в избраное

Известный модельер Брюс Олдфилд реконструирует старый заброшенный сад в Англии

The Telegraph / UK


Известный модельер Брюс Олдфилд реконструирует старый заброшенный сад в Англии
07 мая 2018 года

"Это прямой путь в мой дом, но я хочу, чтобы мы прошли другим путем", говорит мне Брюс Олдфилд, Я приехал на встречу с одним из самых известных модельеров Великобритании за последние 40 лет, в его загородный дом в Западном Сассексе. Преодолев тяжелую деревянную дверь, мы вчетвером - я, Брюс и его два бордертерьера, Баз и Бу - вышли в его сад. Это своеобразный элемент театральности, на котором Олдфилд явно хочет заострить внимание. За дверью оказался старинный огороженный сад, который модельер воссоздавал в течение последних двух с половиной лет. А далее, за его стенами, простираются впечатляющие холмистые пейзажи Саут-Даунса, создающие для сада неповторимый драматический фон.

 

В модных нарядах Олдфилда в свое время щеголяли самые богатые и известные женщины мира, от Фэй Данауэй и Шарлотты Рэмплинг до Тейлор Свифт и Рианны. Он является фаворитом герцогини Корнуоллской и принцессы Хайи из Иордании. В 1990 году модельер был награжден Орденом Британской империи за свое творчество и ныне является вице-президентом Бернардо - благотворительного приюта, где прошло всё его детство.

 

Его приемная мать Вайолет была родом из южных регионов Англии и Брюс перенял от нее определенный акцент со звучными гласными, что было не характерно для северо-восточных районов страны. По меркам того времени вся её приемная семья была экзотической: Олдфилд и его сестра являлись наполовину ямайцами, один брат нигерийцем, а другой наполовину пакистанцем. В местной газете даже появилась история о них, с коротким заголовком: "Вайолет и ее цветные дети".

 

Семья жила очень бедно в затерянном среди полей двухэтажном домике. Вайолет была швеей, и, глядя на нее, молодой Олдфилд тоже начал проявлять интерес к пуговицами, нитками и тканям, - всему, что использовала Вайолет в своей работе. Он любил природные просторы и дикие цветы, которые повсеместно росли вокруг их дома, наслаждался цветением примул, болотной калужницы и вики. "У меня и сейчас есть любимое место с болотной калужницей", говорит модельер. Сад соседа также производил на него впечатление, поскольку там были красивые, темно-красные пионы.

 

Олдфилд делал гербарий из цветов и, с одобрения своей приемной матери, вышил скатерть с изображением фиалок. "Я сильно устал...", - с улыбкой вспоминает те времена модельер, "но скатерть получилась довольно нарядной".

 

Жизнь резко изменилась, когда в 13 лет Олдфилд покинул приемный дом и переехал в филиал приюта Барнардо в Северном Йоркшире. С 1963 по 1968 он посещал Рипонскую гимназию, где получил степень преподавателя по искусству и ремеслам и был направлен на работу в одну из среднеобразовательных школ Ротерхема. По признанию модельера, он был ужасным учителем и быстро понял, что преподавательская деятельность - это не то, чем он хотел бы заниматься в своей дальнейшей жизни.

 

Через приют Барнардо Олдфилду удалось обеспечить финансирование исследований в области моды, сначала в Равенсборне, а затем в Центральном Сент-Мартинсе. Будучи человеком изобретательным, он, вместе со своим братом Барри, изучавшим искусство в Лондоне, придумали новые способы заработка денег на стороне. "Мы отправились в магазин Теско и купили простые белые футболки за девять пенсов, затем напечатали на них различные незатейливые изображения и продали за пять шиллингов и шесть пенсов каждую".

 

В 1975 году Олдфилд учредил собственный лейбл, еще через три года начал делать одежду от кутюр, создавая наряды для Дианы, принцессы Уэльской. А свой первый "сад" он сделал на двух террасах в своей лондонской квартире 28 лет назад. "Все было в горшках, и я придал ему тропический образ, - с каннами, новозеландским льном и медовиком". Первый деревенский сад модельера был в Оксфордшире, где его ближайшим соседом оказался сэр Саймон Хорнби, в то время президент Королевского общества садоводов (RHS).

 

Олдфилд согласился на благоустройство этой площадки даже не зайдя в дом: "Заказчик не был здесь, когда я приехал, но я мог хорошо изучить участок. Мне стало интересно, как можно решить проблему, когда окружающий пейзаж настолько драматичен, что практически подавляет сад". 

 

Участок занимает площадь примерно 0,8 га, а дом - первоначально резиденция главного садовода - расположен в одном из его углов. Стены с южной стороны огромные, более 4 метров в высоту, - они сохранились с тех далеких времен, когда ограждения огородов делались с отверстиями. Такой прием позволял нагнетать теплый воздух из дровяных и угольных печей, что способствовало раннему цветению или плодоношению выращиваемых здесь растений.

 

Были предприняты большие усилия для улучшения почвы - заменен верхний слой грунта и внесен навоз. Несмотря на то, что исторически сад представлял собой большой огород, почва была сильно истощена, что характерно для всего региона Южного Даунса. "В некоторых местах плодородной почвы совсем мало, - объясняет Олдфилд, - и там до сих пор остались следы старых нагревательных печей".

 

В конструкции стены, выходящей на юг, находятся остатки старых тепличных пристроек и парниковых рам. Олдфилд создал здесь ряд садовых комнат небольшого размера, что позволило более рационально использовать большое садовое пространство. Гравийные дорожки ограничивают эти прямолинейные мини-сады, образуя формальную основу для растительных посадок.

 

Летом огромные стены почти исчезают под зелеными нарядами девичьего винограда и плюща, которые образуют насыщенный фон для благоприятной и очень разнообразной палитры растений, посаженных здесь модельером. Полученные комбинации декоративных цветочных растений и лиан, низкие, кирпичные и каменные стены, ограничивающие эффектные посадки, создают отчасти образ коттеджного сада с обилием природных многолетников.

 

Далее, вдоль стен, расположены деревянные рамы, исполнявшие когда-то притеняющие функции, а теперь переоборудованные под гостиный уголок. Стол и стулья окружены деревянными кашпо с высаженными в них оливковыми деревьями. В ясный солнечный день здесь создается ощущение, будто вы находитесь в Тоскане, а не в Саут-Даунсе.

 

Новый облик старинного огорода прослеживается и в других уголках сада. Пара старых железных ограждений, покрытых коркой ржавчины, превратились в вертикальные опоры для душистого горошка. Еще дальше, в окружении примул, расположилась теплица, в которой растут однолетние и засухоустойчивые растения.

 

Студия Олдфилда выходит окнами на сад, поэтому карандашные рисунки модной одежды от кутюр соседствуют на его столе с коллажами из всевозможных схем посадок декоративных растений. Я спрашиваю, есть ли взаимосвязь между ними. "Я дизайнер, а не садовник", - говорит Олдфилд. "У меня есть идеи, и я стараюсь реализовывать их на практике. И я люблю покупать растения и смотреть, как они растут".

 

Нужно отметить, что на протяжении многих лет Олдфилд работал с садоводами и дизайнерами, в том числе с Джеймсом Александром-Синклером, с которым он даже создал сад на самой известной в мире выставке садового дизайна Chelsea Flower Show в 1999 году. И он явно делает акцент на эстетической составляющей сада. "Я всегда ищу театральности в саду", - говорит он мне. И это действительно находит отражение во всем его творчестве и так естественно для человека, чья работа на протяжении более четырех десятилетий заключается в стремлении производить сильное впечатление.


       


Смотрите также

Челси 2018: Что нас ждет на крупнейшей в мире выставке садового дизайна 05 декабря 2017 года

Королевское общество садоводов Великобритании (RHS) предоставило возможность заглянуть в программу самой известной садовой выставки-конкурса Chelsea Flower Show 2018, котор ... 


Комментарии