• Версия для печати
  •               Просмотров 962 Добавить в избраное

Ландшафтный период в творчестве архитектора Габриэля Гуэврекяна

Забелина Елена Владимировна, архитектор


Ландшафтный период в творчестве архитектора Габриэля Гуэврекяна
18 марта 2017 года

Габриэль Гуэврекян родился 21 ноября 1900 года в Константинополе (Стамбуле) в армянской буржуазной семье. Вскоре семья была вынуждена переехать в Тегеран, где отцу была предложена должность эксперта по ювелирным изделиям и драгоценностям при шахе Музаффар эд-Дине. К 1910 году материальное положение семьи настолько упрочилось, что родители отправили старшего сына Габриэля и его сестру Лидию в Вену для получения европейского образования, к дяде по материнской линии.

 

Несмотря на то, что Габриэль с детства серьёзно занимался музыкой и обучался игре на скрипке, в 1915 году, после окончания частного колледжа, он решил связать свою судьбу с архитектурой. Он становится студентом Школы архитектуры в Венской Академии прикладных искусств и обучается у Оскара Штрнада и Йозефа Хоффмана.

 

После получения диплома (15 января 1921 года) Габриэль Гуэврекян совершил несколько творческих поездок по Италии, Франции и Германии и принял решение поселиться в Париже, который в начале 1920-х годов являлся бесспорной мировой столицей искусств.

 

Поработав некоторое время у архитектора Анри Соважа, в 1922 году Гуэврекян стал сотрудником бюро Робера Малле-Стивенса, в котором проработал до 1926 года. Очень скоро он стал исполнять обязанности руководителя, а затем стал компаньоном архитектора. В 1926 году он открыл своё собственное архитектурное бюро.

 

"Сад воды и света"

В 1920-х годах эквивалента модернизму в ландшафтной архитектуре не было. Этому препятствовали закоренелые предубеждения: согласно распространённому мнению, сады могли быть или романтическими – с извилистыми тропинками и цветочным изобилием, или классическими – с правильными геометрическими формами и симметричным построением плана. Разрабатывая "Сад воды и света" для Международной выставки декоративных и промышленных искусств в Париже 1925 года, Гуэврекян попытался освободиться от стереотипов стандартных ландшафтных решений и предложил свой вариант, основанный на синтезе восточных традиций, принципов симультанизма и использовании новейших материалов и технологий.

 

Для Парижской выставки Гуэврекян создал инновационный "Сад воды и света" ("Jardin d’eau et de lumiere") на Эспланаде Инвалидов, напротив библиотеки Уярд (Huillard), недалеко от Двора ремёсел (Cour des métiers). Динамика в этом саду была достигнута не сезонной сменой растений, а движением воды, зеркально-витражной сферой, вращающейся под действием электричества, передвигающимися тенями, которые отбрасывали объёмные пирамидальные клумбы вокруг бассейна и переливами сквозного стеклянного ограждения.

 

Посетивший Международную выставку декоративных и промышленных искусств 1925 года в Париже известный американский ландшафтный архитектор Флетчер Стил в своей статье "New Pioneering in Garden Design" ("Новые открытия в ландшафтном дизайне") заметил, что "медленно вращающаяся зеркально-витражная сфера, отбрасывающая огни, больше походит на атрибут ночного клуба, чем на серьёзную попытку художественного оформления сада, но в данном случае она очень уместна и придаёт необыкновенную живость и динамизм всей композиции".

 

"Сад воды и света" был одним из выставочных экспонатов, который должен был прекратить своё существование с закрытием выставки. Все работы по созданию сада были закончены в середине июля, но он должен был сохранять свой первозданный вид до конца октября. Поэтому основу композиции составляли не растения, а материалы, не зависящие от капризов погоды и сохраняющие визуальное постоянство: бетон, цветные и зеркальные стекла.

 

Одной из удачных находок Гуэврекяна были объёмные клумбы, которые создавали трёхмерность, усложняли и вносили разнообразие в рельеф малого по площади участка, а с другой стороны – предоставляли больше пространства для размещения растений.

 

Воплощённый проект сада Гуэврекяна стал наиболее обсуждаемым на выставке. Одни восхищались им как наиболее интересным ландшафтным объектом, другие, напротив, порицали его как слишком авангардный. Примечательно, что такие же противоречивые отзывы получил и павильон СССР КонстантинаСтепановича Мельникова. Несмотря на ожесточённую критику, жюри присудило Г. Гуэврекяну Гран-при за лучший сад, так же как и К. C. Мельникову за лучший павильон. Миниатюрный сад Гуэврекяна не выглядел фрагментом парка или большого сада – он был законченной цельной композицией.

 

Сад на Вилле Ноай

Меценат виконт Шарль Ноай, поддерживавший новые течения в искусстве, обратил внимание на выставочный объект "Сад воды и света" и пригласил Гуэврекяна создать небольшой треугольный сад на своей новой вилле в городе Йер, спроектированной и построенной архитектором Робером Малле-Стивенсом. Гуэврекян с блеском справился с поставленной задачей.

 

Точный математический расчёт, проведённый Гуэврекяном при разработке плана, позволил ему добиться нескольких парадоксальных эффектов восприятия сада на Вилле Ноай. Так, если наблюдать его со стороны основания треугольника, то сад кажется значительно более протяжённым, чем есть на самом деле – композиционными приёмами автор достигает иллюзии перспективы. С основных видовых точек сад не воспринимается треугольным. Кроме того, оказавшись в саду, расположенном на склоне, мы не спускаемся, а наоборот, поднимаемся по ступеням к скульптурной группе Жака Липшица (Jaques Lipchitz, 1891 – 1973) "Радость жизни" – смысловому акценту не только сада, но и всей композиции виллы.

 

Сад Габриэля Гуэврекяна на Вилле Ноай – одна из первых попыток создания стиля сада, отражающего модернистские направления в искусстве начала ХХ века и гармонирующего с современной архитектурой, – до сих пор привлекает к себе внимание специалистов.

 

Габриэль Гуэврекян был недооценён не столько современниками, сколько последующими исследователями этого периода в искусстве, и в частности в архитектуре. Он внёс существенный вклад в ландшафтную архитектуру, подняв её до уровня высокого искусства.

 

Работы Гуэврекяна существенно учитывали архитектурный контекст, подчёркивали стиль и добавляли философский смысл всему замыслу проекта. Сады Гуэврекяна едва ли не идеально соответствовали эпохе, когда в эстетике и художественной практике утвердилась идея синтеза искусств, – современники называли эти сады "кубистическими", видя в них аналогию с "кубизмом" в живописи. Замкнутость пространства садов и композиционные решения сделали их похожими на театральные декорации. Введение движущихся элементов, световых и цветовых эффектов превращало их в развлекательное шоу сродни новому искусству кино.

 

В то же время сады Гуэврекяна имели отчётливую связь с повседневной жизнью: "Сад воды и света" был создан на короткое время выставки и стал действительно её украшением, сохраняя несколько месяцев свой первозданный вид – так искусно были подобраны растения; "Сад на Вилле Ноай" был подчинён стилю жизни заказчиков и представлял собой своего рода игровое поле, где виконт Шарль Ноай, любивший сам заниматься садом, неоднократно менял состав и расположение растений в геометрических секциях клумб.

 

Сады Гуэврекяна были гомоцентричны, так как, в отличие от многих других опытов, в них учитывались как габариты человеческой фигуры, так и динамика человека в пространстве.

 

По материалам книги:

Забелина Е.В. Архитектор Габриэль Гуэврекян: творчество в контексте эстетических тенденций первой трети XX века.


       


Смотрите также

Функциональные арт-объекты: влияние уличной мебели на дизайн сада и городского сквера 19 мая 2017 года

Давайте вспомним, из чего состоит любой сад. Этот вопрос задают всем студентам, начинающим обучение ландшафтному дизайну. Естественно, посмотрев программу своего обучения, ... 


Комментарии