• Версия для печати
  •               Просмотров 4616 Добавить в избраное

Сад Нинели Русовой

А где ж учился автор сада,

Узнал устройство вертограда?

Увы, Альгамбра и Гранада,

Тосканских пышных вилл прохлада,

И брызги пенного каскада,

Версальских панорам громада,

Садовых комнат анфилада,

 И серпантины променада

Её не услаждали взгляда.

Но ей и этого не надо!

 

В.В. Дормидонтова,

канд. арх., профессор.

 

Я уже писала о саде  Нинели Николаевны Русовой 18 лет назад. Это было первое знакомство, первое впечатление и первый восторженный отклик. С тех пор много раз приезжала и наблюдала, как этот сад развивался и изменялся.

 

У меня теперь тоже есть сад. Если и у вас есть, то вы знаете, какова цена успехов садовода в нашей зоне рискованного земледелия. Как болят руки, весь день боровшиеся с сорняками, махавшие лопатой, тяпкой, граблями, триммером, и долго ноют по ночам, напоминая о нанесённой им обиде. Спина, поясница и ноги зло мстят за каждый перенесённый мешок конского "счастья", "выставляют счёт" за каждую прополотую грядку. Тем не менее, неистребимое желание облагородить свой участок планеты заставляет нас выходить поодиночке на неравный бой с природой, горделиво пытаясь доказать, что и один в поле – воин! А природа ведёт партизанскую войну! Притаившись где-то за лесочком, выжидает и вдруг в мае наносит точный сокрушительный морозно-снежный удар по расцветшим плодовым деревьям или обрушивает свою всепобеждающую силу на растения ледяным дождём, превращая их в хрупкие леденцы. Но, какое счастье, если всё-таки распустилось, зацвело, заколосилось и яблонька – тоненький прутик  "снесла" первое и единственное пока яблочко! И каким немым укором воспринимается сад, если всё-таки что-то не успеваешь: покосить, опрыскать, прополоть. Не знаю, как вы, а я не всё успеваю.

 

Сад Нинели Николаевны нельзя "застать врасплох": здесь не бывает сорняков, растрепанных изгородей, нестриженого газона, … кажется, что не бывает и неожиданных заморозков, засух и затяжных дождей. Этот сад – парадная блестящая гостиная, всегда открытая и готовая к приёму гостей. Здесь всё размеренно и своевременно, роскошно цветёт и изобильно плодоносит. Без суеты. Каждое растение, живущее в саду Нинели Николаевны, можно сдавать в Палату мер и весов как эталон. Может быть, Природа информирует о своих грядущих капризах сначала напрямую Нинель Николаевну, а уж после, через раз, сообщает посредникам – метеорологам? Или действует какое-то другое колдовство? Да, - магия безусловного таланта, веры в себя, упорного, самоотверженного труда и мужества.

 

И 18 лет назад сад Русовой был прекрасен. В один из дней рожденья Нинели Николаевны случилось несчастье. Вспыхнул пожар, моментально охвативший двухэтажный дом, в котором жила Нинель Николаевна с мужем Семёном Михайловичем. Было понятно, что дом не спасти. Приехавшие с подарками и шампанским гости увидели именинницу со шлангом в руках, кричавшую пожарным: "Спасите сад"!  Когда огонь был почти побеждён, "праздничное застолье" перенесли к соседям. Поздравляли, шутили, на удивление погорельцы как-то легко отнеслись к произошедшему. "Может и хорошо, что дом сгорел, мне уже тяжело было за ним, таким большим, ухаживать", -  думала Нинель Николаевна, а вслух произнесла: "Как красиво горела моя лестница!", чем вызвала понятную обеспокоенность присутствовавших. Напрасно беспокоились, возглас был вызван не "пошатнувшейся психикой" именинницы, а неистребимым и возобладавшим сильным эстетическим восприятием!

 

 

Пожар полностью до фундамента уничтожил дом (фото 2). Некоторые деревья погибли, многие получили ожоги (фото 3). Сгорели ордена и медали Семёна Михайловича, ветерана Великой Отечественной войны. Сгорел альбом с многолетними фотографиями сада. Сгорела книга отзывов, в которой оставляли свои впечатления, посетившие сад Кипрас Можейко, Юрий Никулин, Вячеслав Зайцев и многие другие известные замечательные люди. Невосстановимыми казались дом и сад. Но невозможным было для Нинели Николаевны переехать в московскую квартиру, всё бросить и сдаться. Обожжённый израненный сад не был ею оставлен!

 

Дом построили новый, меньше прежнего, но красивый. Сад, залечивший свои ожоги, возродившийся из пепла, как птица Феникс, теперь свободно "заходит" в дом через огромные окна и утверждается в своей красоте, отражаясь в зеркале на противоположной стене.

 

Сад небольшой – 13 соток, планировочно прост. Дорожки обрамляют прямоугольник периметра и создают основные поперечные членения, разделяя сад на три части. В одном случае членение формирует пальметта длиной 10 м из яблонь, эстетически выразительная зимой, весной и осенью и приносящая обильный урожай летом (фото 4-6). Другое членение – сложный метрический ряд, в котором зимой солируют штамбированные туи. Весна начинается с цветения подушечек нежной  печёночницы, но подлинного триумфа достигает в мае, когда расцветают рододендроны, заливая ряд коралловым цветом. Летом рододендроны превращаются в высокую и широкую зелёную бордюрную полосу, уступая соло поднимающимся из неё вертикалям розовых, жёлтых, белых лилий и насыщенно голубых дельфиниумов. Осенью эта композиция восхищает богатой палитрой оттенков зелёного цвета, заставляя оценить благородную красоту нюанса (фото 7-11).

 

 

Границы сада образуют хвойные растения. И в этом случае автор сада избежал монотонности. Одну стену формируют плотно высаженные колоновидные туи. Их не стригут. Им "позволено" щеголять и увлекать посетителей сада крупными веерообразными завитками своей неравномерной фактуры, внизу более плотной, вверху – более разреженной (фото 12). Туи, формирующие другую стенку, высажены так, что в плане стриженая стена образует линию с метрическими выступами. Между выступами в нишах посажены можжевельники, высокие стволы которых, "отбивают" ритм как барабанные палочки, держат "дисциплину" ряда и выявляют плотную  мелконаборную фактуру туй (фото 13-14). Если, проходя вдоль этого строя, Вы поднимите голову вверх, то увидите, что вытянувшиеся "во фрунт" можжевельники поднимаются высоко над нестрижеными  "лбами" туй, вместе формируя живописную верхнюю линию стенки. Геометрическую церемонность композиции нарушают пихты, которые весело, по-свойски просовывают свои лапы сквозь стенку и помахивают широкими опахалами над дорожкой (фото 15).

 

Этот сад лишён канонов. "Весёлые" рабатки здесь формируются морковью и клубникой (фото 16). Вопреки климатическим ограничениям великолепно развиваются бордюры из тиса ягодного (фото 17,18).

 

 Красотой линий и форм этого сада восхищался Вячеслав Зайцев (фото 19). Сад непредсказуем – пульсирует контрастными формами, цветом, фактурой, чопорная прямая линия вдруг убегает в сопрягающиеся окружности. В саду есть подобие форм, но нет симметрии, только динамически уравновешенные композиции. Многоствольные штамбы туй высоко держат свои головы - шары, горизонтально срезанные снизу, в нижнем ярусе они поддерживаются шапками туй шарообразных Nana (фото 20), а через дорожку им отвечают шары тисов, перевёрнутые сечением вверх (фото 21).

 

Удивляет продуманность и прочувствованность сочетаний фактур, интегрированность мощения в композицию. Дом продолжает своё влияние крупной фактурой дорожки из колотого мрамора. Более мелкая зернистая фактура щебня лентой окаймляет дорожку и обеспечивает постепенный переход к губчатой фактуре низкостриженого газона. Далее композиция постепенно развивается по вертикали. Над газоном нависают лапы можжевельника горизонтального "Blue Carpet", как будто "оберегающие" эту чудесную паузу от многоголосья туй, рододендронов и барбарисов, с трудом удерживая их за пределами газона (фото 22). А ещё выше раскинула свой гостеприимный "навес" зонтичная яблоня (фото 23).

 

 

Каждое время года приносит новые впечатления о красоте сада. С весны сад наполняется цветом: цветут плодовые деревья, припорашивая газон белоснежными хлопьями лепестков (фото 24). Радость обновляющейся жизни отражает нежное (по цвету) и буйное (по количеству) цветение "аристократов" сада – рододендронов – сиреневых, белых, коралловых (фото 25,26,27). Летом насыщенные цвета дельфиниумов, лилий, клематисов, штамбовых роз переводят сад в другую "возрастную категорию" - пору зрелости (фото 28,29, 30). А "бесцветной" зимой  благородная "седина" выявляет пластичность линий и красоту ветвления (фото 31). 

 

Несмотря на небольшие размеры и простоту планировки, пространство отличается удивительным разнообразием. Это обеспечивается богатством сочетаний форм, меняющихся в зависимости от точки восприятия. Одно и то же растение может быть участником нескольких пространственных композиций, служа главным композиционным центром в одних, промежуточным, направляющим взгляд в других или включающимся в фон – в третьих. Некоторые растения со временем вообще вырываются из отведённого им пространства. Так, сосны взмывают вверх и в качестве единственного фона, достойного их красоты, выбирают прекрасное и великодушное небо (фото 32)! На земле (в саду) "гарантами надёжности и незыблемости" остаются колонны их стволов, обрамляющие площадку отдыха (фото 33).

 

Однако, "ничто не вечно под луной"! Долго рос сад. Растения развивались с разной скоростью так же, как и дети-сверстники. В этом садовом сообществе были и несуразные "головастики" и астеничные акселераты. Были и временно "примкнувшие к ним элементы". Например, оказались всё-таки "не для этого сада" композиции из камней и восхитительных водных растений, подаренных Александром Марченко, как дань таланту Нинели Николаевны (фото 34). Постепенно растения приобретали пропорции взрослых сильных красавцев. Постоянные многолетние заботы Нинели Николаевны, иногда нежные и ласковые, иногда жёсткие, решительные ("рубить и выбрасывать безжалостно" - лучший метод, по её словам) постепенно превращали "квакающих лягушат" и "крякающих гадких утят" в "хор солистов". Всегда опорой и поддержкой Нинели Николаевны был Семён Михайлович (фото 35). "Никогда в жизни я не слышала от мужа слова "нет", - говорит Нинель Николаевна. Шестьдесят семь лет (!) Семён Михайлович восхищался красотой и талантами жены. Человек широкой щедрой души, наделённый способностью любить, верить, служить… и благодарить. Оберегаемый Нинелью Николаевной Семён Михайлович прожил 103 года!  К  сожалению, человеческая жизнь короче жизни сада.

 

 

Готовый эпиграф к статье найти не удалось, пришлось написать самой. По форме, скромненький, но по сути – верный. Нинель Николаевна никогда не выезжала за пределы России. Не видела регулярных садов Андре Ленотра, пейзажных – Вильяма Кента, миксбордеров Гертруды Джекилл. Её не учили композиции. Более того, доступный Интернет, журналы "Ландшафтный дизайн" и "Мой прекрасный сад", множественные иностранные и отечественные книги о ландшафтном дизайне появились тогда, когда Её Прекрасный Сад был уже создан. Не было у совсем ещё молодой красавицы Нинели Николаевны (фото 36) знаний и опыта, когда она начинала создавать свой сад; у соседа спрашивала, "почему не растёт петрушка?"  Изначально были только собственный вкус, художественное воображение, смелость и готовность к труду! Неудачи научили наблюдать за растениями и понимать их. Постепенно накапливались знания, постоянные эксперименты приносили опыт. Не благодаря, а, большей частью, вопреки внешним обстоятельствам, ей удалось создать замечательное произведение садово-паркового искусства. Последние годы в саду работает помощник Нинели Николаевны опытный садовник Виктор Иванович Таран. Очень многое в современном саду делалось и делается сегодня его руками.

 

К счастью, собственный сад не единственное произведение Нинели Русовой; она автор пяти садов, устроенных ею для друзей. Авторская манера Нинели Николаевны оригинальна и неповторима, её творческий метод будто бы имеет внутреннюю установку не подражать никому.

 

Уникальный опыт создания свободного от внешних влияний истинно русского сада должен быть осмыслен и распространён как важный вклад в развитие отечественной ландшафтной архитектуры.

 

В.В. Дормидонтова,

канд. арх., профессор.

 

Проезд:

 

Посещение сада возможно только по предварительной договоренности.

 

 


       


Смотрите также

Freundschaftsinsel

В центре Потсдама, омываемый водами старого и нового судоходных русел реки Хафель, лежит остров Дружбы - Freundschaftsinsel. Остров получил свое название в 1841 году, а поч ... 


Комментарии